15 июля. Святитель Фотий Московский, митрополит Киевский и Владимирский

День памяти святителя Фотия, митрополита Киевского и всея Руси

15 июля. Святитель Фотий Московский, митрополит Киевский и Владимирский

Свя­ти­тель Фо­тий, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ру­си, был ро­дом грек из пе­ло­пон­нес­ско­го го­ро­да Мо­нем­ва­сии (Маль­ва­зии). Еще в от­ро­че­ские го­ды он по­сту­пил в мо­на­стырь и был по­стри­же­ни­ком стар­ца Ака­кия, ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка (впо­след­ствии мит­ро­по­ли­та Мо­нем­ва­сий­ско­го).

В 1408 го­ду, ко­гда Фо­тий на­хо­дил­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле у пат­ри­ар­ха с по­ру­че­ни­ем от мит­ро­по­ли­та, встал во­прос о за­ме­ще­нии рус­ской ка­фед­ры по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля Ки­при­а­на († 1406; па­мять 16 сен­тяб­ря). Вы­бор пат­ри­ар­ха Мат­фея (1397–1410) пал на Фо­тия, из­вест­но­го сво­ей уче­но­стью и свя­то­стью жиз­ни.

1 сен­тяб­ря 1408 го­да свя­ти­тель Фо­тий по­став­лен в мит­ро­по­ли­та и через год при­был на Русь.

Пол­го­да он про­вел в Ки­е­ве (сен­тябрь 1409 – фев­раль 1410), за­ни­ма­ясь устро­е­ни­ем дел юж­ных епар­хий Рус­ской Церк­ви, вхо­див­ших то­гда в со­став кня­же­ства Ли­тов­ско­го, а точ­нее, как его на­зы­ва­ли, Ли­тов­ско­го и Рус­ско­го.

Свя­ти­тель ви­дел, что пре­стол мит­ро­по­ли­та – ду­хов­ное сре­до­то­чие цер­ков­ной жиз­ни Ру­си – не мо­жет на­хо­дить­ся в Ки­ев­ской зем­ле, все бо­лее под­па­дав­шей в за­ви­си­мость от ка­то­ли­че­ской Поль­ши.

По при­ме­ру преж­них рус­ских мит­ро­по­ли­тов, пе­ре­нес­ших свое ме­сто­пре­бы­ва­ние сна­ча­ла во Вла­ди­мир, а за­тем в Моск­ву, мит­ро­по­лит Фо­тий в день Свя­той Пас­хи 1410 го­да при­был в Моск­ву.

22 го­да под­ви­зал­ся свя­ти­тель в мно­го­труд­ном слу­же­нии пред­сто­я­те­ля Рус­ской Церк­ви. В тя­же­лых усло­ви­ях войн, меж­до­усоб­ных бра­ней, гра­би­тель­ских на­бе­гов та­тар он су­мел вы­со­ко под­нять ду­хов­ное зна­че­ние, ма­те­ри­аль­ную обес­пе­чен­ность и бла­го­ле­пие хра­мов Мос­ков­ской ка­фед­ры.

Бла­го­со­сто­я­ние Церк­ви поз­во­ля­ло свя­ти­те­лю Фо­тию ока­зы­вать боль­шую по­мощь оску­дев­ше­му Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту, укреп­лять меж­ду­на­род­ное зна­че­ние Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и Рус­ско­го го­су­дар­ства.

Вра­ги пра­во­сла­вия не раз пы­та­лись вос­пре­пят­ство­вать цер­ков­но-пат­ри­о­ти­че­ско­му слу­же­нию Фо­тия.

Вес­ной 1410 го­да, ко­гда свя­той Фо­тий при­был из Моск­вы во Вла­ди­мир, хан Еды­гей, ра­зо­рив­ший за два го­да до то­го Рус­скую зем­лю, пред­при­нял но­вый по­ход с це­лью за­хва­та в плен са­мо­го мит­ро­по­ли­та.

Та­тар­ские от­ря­ды во гла­ве с ца­ре­ви­чем Та­лы­чой «из­го­ном», то есть вне­зап­но и быст­ро, взя­ли Вла­ди­мир. Но Бог со­хра­нил пра­вед­ни­ка: на­ка­нуне, не по­до­зре­вая об опас­но­сти, свя­ти­тель вы­ехал в за­го­род­ный Свя­то­озер­ский мо­на­стырь.

Ко­гда та­та­ры устре­ми­лись в по­го­ню, он укрыл­ся в неболь­шом се­ле­нии, окру­жен­ном непро­хо­ди­мы­ми бо­ло­та­ми, на ре­ке Сень­ге. Не су­мев за­хва­тить мит­ро­по­ли­та, озлоб­лен­ные та­та­ры пре­да­ли раз­граб­ле­нию Вла­ди­мир и осо­бен­но Успен­ский ка­фед­раль­ный со­бор. Клю­чарь со­бо­ра Пат­ри­кей пре­тер­пел страш­ные пыт­ки и при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от гра­би­те­лей-та­тар, но не от­крыл ме­сто, где спря­тал цер­ков­ные свя­ты­ни и со­кро­ви­ща.

Ста­ра­ни­я­ми свя­то­го мит­ро­по­ли­та Фо­тия бы­ло вос­ста­нов­ле­но мо­лит­вен­но-ка­но­ни­че­ское един­ство Рус­ской Церк­ви: от­дель­ная Ли­тов­ская мит­ро­по­лия, учре­жден­ная по на­сто­я­ни­ям кня­зя Ви­то­вта для юж­ных и за­пад­ных рус­ских пра­во­слав­ных епар­хий, в 1420 го­ду бы­ла упразд­не­на.

Свя­ти­тель в том же го­ду по­се­тил воз­вра­щен­ные епар­хии и при­вет­ство­вал паст­ву об­шир­ным учи­тель­ным по­сла­ни­ем. Муд­рый и вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ный пас­тырь оста­вил мно­го по­уче­ний и по­сла­ний. Боль­шое Бо­го­слов­ское зна­че­ние име­ли его об­ли­че­ния на воз­ник­шую в Пско­ве еще до его прав­ле­ния ересь стри­голь­ни­ков.

Уси­ли­я­ми муд­ро­го свя­ти­те­ля ересь пре­кра­ти­лась (в 1427 го­ду).

Важ­ны­ми цер­ков­но-ис­то­ри­че­ски­ми ис­точ­ни­ка­ми яв­ля­ют­ся со­став­лен­ный свя­тым Фо­ти­ем «Чин из­бра­ния и по­став­ле­ния епи­ско­пов» (1423), «По­уче­ние о важ­но­сти свя­щен­но­го са­на и обя­зан­но­стях свя­щен­но­слу­жи­те­лей», а так­же «Ду­хов­ное за­ве­ща­ние», в ко­то­ром по­вест­ву­ет­ся о его жиз­ни. Ве­ли­ким де­лом свя­ти­те­ля бы­ло так­же со­став­ле­ние под его ру­ко­вод­ством Об­ще­рус­ско­го ле­то­пис­но­го сво­да (око­ло 1423 го­да).

20 ап­ре­ля 1430 го­да свя­той ар­хи­пас­тырь был из­ве­щен Ан­ге­лом о пред­сто­я­щей кон­чине и мир­но по­чил о Гос­по­де в ука­зан­ный ему срок, в празд­ник По­ло­же­ния Ри­зы Бо­го­ро­ди­цы, 2 июля 1431 го­да. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны в 1471 го­ду. В Ору­жей­ной па­ла­те Мос­ков­ско­го Крем­ля хра­нят­ся два сак­ко­са свя­то­го мит­ро­по­ли­та Фо­тия.

Тропарь, глас 4

Словес евангельских послушателю/ и Божественных учений рачителю,/ премудрый наказателю,/ всегда страху Господню поучаяйся,/ в молитвах к Богу простираяйся,/ заградителю уст кривоглаголющим слово правыя веры,/ апостолом сопричастниче,/ вере Христовой утвердителю,/ пророчески вещателю, святителю Фотие,/ моли Христа Бога/ умирити мир и спасти души наша. Троице сосуд явися честный твоим житием,/ святителю Фотие, всегда зрящий Святую Троицу,/ Ейже предстоиши, молися непрестанно о всех нас.

Источник: http://monasterium.ru/monastyri/prazdniki/den-pamyati/?from_monastery=31006

Фотий московский — древо

15 июля. Святитель Фотий Московский, митрополит Киевский и Владимирский

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Свт. Фотий Киевский. Фрагмент иконы Собор Московских святых XIX в. Восточная грань юго-восточного столпа Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры. Фото с сайта свящ. Андрея Кудрявцева ank.in.ua

Фотий (+ 1431), митрополит Киевский и всея Руси, духовный писатель, святитель

Память 27 мая в день обретения и перенесения мощей в 1472 году [1], 2 июля в день преставления, в Соборах Галицких, Киевских и Московских святых

Фотий был родом грек из Монемвасии. Еще в отроческие годы он поступил в монастырь и был пострижеником старца Акакия, великого подвижника. Когда Акакий был избран в митрополиты Монемвасийской митрополии и должен был оставить пустыню, Фотий последовал за любимым наставником и остался по-прежнему в числе близких к нему людей.

В 1408 году, когда Фотий находился в Константинополе у Патриарха с поручением от митрополита, встал вопрос о замещении русской кафедры после кончины святителя Киприана (+ 1406).

Выбор Патриарха Матфея (1397-1410) пал на Фотия, известного своей ученостью и святостью жизни.

Не слушая его просьб позволить ему предаться монашеской жизни, не обращая внимания на его боязнь ехать в Россию, Фотия избрали в митрополиты, убедили исполнить волю патриарха и 2 сентября 1408 г. рукоположили.

В сентябре 1409 года Фотий прибыл в Киев. Так как Витовт желал иметь в Литве особого митрополита, то нет сомнения, что он встретил прибывшего к нему неожиданно митрополита всея России не с особенным радушием. Однако Фотию удалось примирить его с собою: Витовт признал его митрополитом, и Фотий прожил в Литве около шести месяцев.

22 марта 1410 года, в день святой Пасхи, Фотий прибыл в сопровождении послов императорского и патриаршего в Москву.

Первые заботы Фотия по приезде в митрополию были обращены на паству, почти четыре года остававшуюся без митрополита; видя распространение разных пороков и среди мирян и среди духовенства, он рассылал по городам послания, писал поучения для проповедования, так как, плохо зная русский язык, первое время сам не мог говорить в церквах.

После четырехлетнего отсутствия митрополита в Москве и после недавнего Эдигеева нашествия дом митрополита был опустошен; владения его были расхищены сильными людьми; много попало и в казну великого князя.

Фотий начал собирать расхищенное и этим обидел многих бояр.

Сохранилось послание Фотия к Василию Дмитриевичу [2], в котором митрополит просит государя, чтобы все, что отдано церкви Божией его прародителями и утверждено за ней, и он с своей стороны утвердил посредством своего благочестивого списания. Из другого сохранившегося послания к вел.

князю [3] видно, что и к самому государю Фотий предъявлял претензии за посягательства на доходы его кафедры. В этом послании митрополит настоятельно убеждает великого князя возвратить церкви какие-то отнятые или присвоенные им пошлины.

Боярам удалось поссорить Фотия с Василием Дмитриевичем, а слуги Фотиевы, бежавшие от него в Литву, клеветали на него вел. князю литовскому.

Витовт воспылал ненавистью к Фотию и решил отнять у него литовскую митрополию.

Фотий решил отправиться в Литву, чтобы сделать попытку примирения с Витовтом, а в случае неуспеха попытки — пройти в Константинополь и хлопотать у патриарха о возбранении Витовту ставить особого митрополита.

Когда Фотий явился в Литве, то по приказанию Витовта был схвачен, ограблен и возвращен в Москву. В особые митрополиты литовские был в 1415 году поставлен Григорий (Цамблак).

Фотий разослал окружные послания [4], в которых выставлял на вид незаконность поставления Григория и требовал, чтобы православные не имели с ним общения.

Разделение всероссийской митрополии, в общем вполне в то время естественное вследствие политических видов Витовта, в частности нельзя не считать следствием ошибок Фотия; его пристрастие к монашескому обиходу и уединенной жизни, предпочтение Москвы Киеву, нерадение о литовских областях (где он был лишь в 1408 и 1411 гг.), заведование ими через наместника, в известной мере оправдывают Витовта.

После смерти Григория Цамблака обе половины Русской Церкви опять соединились под властью Фотия.

В правление Фотия и при его участии и содействии прекратила свое существование во Пскове явившаяся там секта стригольников.

Близкий человек к московскому князю, Фотий обыкновенно принимал горячее участие и в трудных политических обстоятельствах его княжества, к которому по-прежнему тяготел, хотя после 1419 г. и чаще посещал свои западные области.

Особенно большую услугу он оказал новому великому князю московскому, 13-летнему сыну Василия Димитриевича († 1425), впоследствии получившему прозвание Темного, когда угрожала новая усобица со стороны его дяди Юрия Дмитриевича.

Умиротворить князя Юрия Фотию удалось благодаря тому, что его отъезд из Галича, куда он являлся в качестве посла к Юрию, совпал с началом мора в этом городе; испуганный Юрий бросился в догоню за Фотием, вернул его в город и обещал примириться с племянником; а между тем мор стал ослабевать; это было новым доказательством чудесной силы Фотия и правоты его дела.

2 июля 1431 г. святитель Фотий скончался. Перед своей смертью он написал духовное завещание, в котором сообщает биографические сведения о себе до поставления в митрополиты и уверяет, что время пребывания на кафедре митрополии было для него временем непрерывных скорбей, слез и рыданий [5].

Фотий был погребен в Московском Успенском соборе.

В 1472 г., по случаю перестройки собора, гроб его был извлечен из земли вместе с гробами святителей Ионы, Феогноста и Киприана и затем вновь похоронен в том же соборе; здесь он находится и доныне под спудом. По общепринятому мнению день 27 мая 1472 г.

считается днем обретения мощей четырех упомянутых святителей и 1472 г. годом их канонизации; но между тем известно, что в 1472 г.

канонизирован был один митрополит Иона и что ни в XV, ни в XVI, ни в XVII веках празднования памяти митрополитов Киприана, Феогноста и Фотия не было ни вообще в России, ни в частности в московском Успенском соборе.

В Оружейной палате Московского Кремля хранятся два саккоса святого митрополита Фотия.

Молитвословия

Тропарь свт. Фотия, глас 4

Слове́с ева́нгельских послу́шателю/ и Боже́ственных уче́ний рачи́телю,/ пре­му́дрый наказа́телю,/ всегда́ стра́ху Госпо́дню поуча́яйся,/ в моли́твах к Бо́гу простира́яйся,/ загради́телю у́ст кривоглаго́лющим сло́во пра́выя ве́ры,/ апо́столом соприча́стниче,/ ве́ре Христо́вой утверди́телю, / проро́чески веща́телю, святи́телю Фо́тие,/ моли́ Христа́ Бо́га// умири́ти ми́р и спасти́ ду́ши на́ша.

Тропарь 3-х свтт. Московских Киприана, Фотия и Ионы, глас 8

Я́ко Све́тлаго Со́лнца светоза́рныя зве́зды,/ Тро́йческим Све́том озаря́ете сердца́ ве́рных,/ пренесе́нием честны́х моще́й ва́ших,/ Тро́ицы сосу́ди явис'теся чи́стии ва́шим житие́м,/ и научи́сте лю́ди тве́рдо ве́ре Христо́ве,/ и скве́рну отгна́сте ва́шими святы́ми за́поведьми, / и упасос'те до́бре Христо́во ста́до, пору́ченное ва́м,/ Богому́дре Киприан'е, со сла́вным Фо́тием и со Ио́ною тве́рдым,// моли́теся Христу́ Бо́гу, да спасе́т ду́ши на́ша.

Кондак свт. Фотия, глас тот же

Тро́ице сосу́д яви́ся честны́й/ твои́м житие́м, святи́телю Фо́тие,/ всегда́ зря́й Святу́ю Тро́ицу, Е́йже предстои́ши,// моли́ся всегда́ непреста́нно о все́х на́с.

Кондак 3-х на пренесе́ние мощей свтт. Московских Киприана, Фотия и Ионы, глас тот же

Я́ко три́е вели́цыи свети́ла, яви́стеся,/ озаря́юще всю́ подсо́лнечную/ богодан'ною ва́м благода́тию чуде́с,/ и просвети́сте моли́твами свои́ми ве́рных сердца́,/ ва́шу па́мять чту́щих честна́го пренесе́ния.

/ И Влады́ку Христа́, все́х Творца́, моли́те/ стране́ на́шей на враги́ побе́ду пода́ти,/ я́ко иму́ще дерзнове́ние,/ и на́м проси́те ве́лия ми́лости, вопию́щим к ва́м:/ ра́дуйтеся, побо́рницы по Христо́ве Це́ркви/ и многочестна́я свети́ла,// святи́телие сла́внии.

Ин кондак на обре́тение мощей 3-х свтт. Московских Киприана, Фотия и Ионы, глас тот же

Я́ко кри́н, в пусты́ни дави́дски процве́тше, отцы́ святи́и,/ ны́не яви́стеся и к Вы́шнему тече́нию ра́достно устреми́стеся,/ иде́же с ли́ки святы́х Пресвяте́й Тро́ице предстоя́ще,/ моли́те сохрани́тися ста́ду ва́шему от вра́г ви́димых и неви́димых./ Мы́ же, свято́е ва́ше обре́тение пра́зднующе, вопие́м:// ра́дуйтеся, те́плии на́ши засту́пницы.

Труды

До нас сохранилось восемь его церковных слов:

  • сказанное в день Благовещения [6],
  • на Сретение Господне [7],
  • в недели — о блудном сыне, мясопустную и православия [8];
  • три слова о казнях Божиих [9].

Перечисленные поучения Фотия, за исключением трех слов «О казнях Божиих», не имеют почти никакого отношения к современной Фотию русской жизни. При своем вступлении на кафедру Фотия адресовал учительное пастырское послание ко всему священническому и иноческому чину, в котором говорит о высоте священства и о важности соединенных с ним обязанностей [10].

При вторичном вступлении в заведование литовской митрополией, после смерти Цамблака, Фотий обратился с учительным посланием ко всему населению этой митрополии [11].

Известны еще

  • два послания его священникам, монахам и всем мирянам каких-то местностей [12];
  • три учительные послания во Псков, также к священникам, монахам и всем мирянам [13];
  • три послания в киевский Печерский монастырь [14];
  • послание в псковской Снетогорский монастырь [15];
  • послание к препод. Павлу Обнорскому [16];
  • семь посланий Фотия в Псков, содержащих в себе наставления и правила относительно богослужения, церковной дисциплины и жизни.

Особенную важность для Церкви получило впоследствии послание Фотия к псковскому духовенству о совершении церковных служб, между прочим, разрешающее вопрос о троекратном произнесении «аллилуиа» (1419 г.).

Церковные слова и учительные послания Фотия не отличаются самостоятельностью и представляют собой простые компиляции из произведений византийских писателей, иногда же просто перевод (напр.

слово о бездождии, вторая часть которого — дословный перевод слова Василия Великого). Из биографии Фотия не видно, чтобы он получил где-нибудь систематическое образование; он обладал только обширной богословской начитанностью.

В поучениях Фотия цитируются Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Иоанн Лествичник, Дионисий Ареопагит и др.

Литература

  • прот. Горский, «Фотий, митрополит Киевский и всея России» («Прибавления к изданию творений святых отцев в русском переводе», ч. XI, М., 1852);
  • А. Вадковский (еп. Антоний), «О поучениях Фотия, митрополита Киевского и всея Руси» («Правосл. собеседник», ч. I и III, и в его же книге «Из истории христианской проповеди» СПб., 1892);
  • епископ Орловский Макарий, «О трудах святителя Ф., митрополита Киевского и всея России» («Духовная беседа», 1870, №№ 18—20, 23—27);
  • Голубинский, «История русской церкви» (т. II, М., 1900).

Использованные материалы

[1]  «Обретение и перенесение мощей святителей Киприана, Фотия и Ионы», страница календаря на официальном сайте Издательства Московской Патриархии, http://calendar.rop.ru/svyat1/may27-kiprian-fotij.html.

[2]  напеч. в «Памятниках древнерусского канонического права» Павлова, 35, I

[3]  напеч. в «Памятниках» Павлова, 35, II

[4]  послание ко всем православным христианам русской церкви напечатано в «Актах Истор.», т. I, 19, и в «Памятниках» Павлова, 39; послание в Киев сокращенно помещено в «Полн. собр. рус. летоп.», IV, 116 и в Никон. Лет., V, 65; послание во Псков — в «Актах истор.», I, 40

[5]  завещание напечатано в «Полн. собрании рос. летоп.», VI, 144, Никон. Лет., V, 100; «Собран. госуд. грам. и догов.», II, 17

[6]  напечат. в «Дополн. к Актам историч.», т. I, 182

[7]  в «Правосл. собеседн.», 1860, ч. II, стр. 453

[8]  ibid., 1860, ч. III, стр. 97, 222, 357 и 481

[9]  два напечатаны в «Правосл. собеседн.», 1861, ч. II, стр. 181 и 303; третье там же, 1875, ч. III, стр. 70

[10]  напеч. в «Дополн. к Актам истор.», т. I, 181 и в «Памятниках» Павлова, 60

[11]  напеч. в «Дополн. к Актам историч.», т. I, 183

[12]  отрывок одного в синодальных рукоп. по «Опис.» Горского и Невоструева, 330; указание на другое в «Библиографическом словаре» Строева, 1

[13]  напечатаны — первое от 23 сентября 1416 г. в «Актах историч.», т. I, 21, в «Памятниках» Павлова, 42; второе — от 2 февраля 1426 г., по случаю моровой язвы, в «Актах историч.», т. I, 30, и у Павлова, 53; третье — от 4-го января неизвестного года в «Актах истор.», т. I. 35, и у Павлова, 58

[14]  два послания напечат. в «Дополн. к Актам историч.», т. I, 180

[15]  напеч. в «Актах историч.», т. I, 26, и у Павлова, 46

[16]  в «Актах ист.», т. 2, 57, и у Павлова, 57

Источник: https://drevo-info.ru/articles/14281.html

Московские святители Киприан, Фотий и Иона, митрополиты всея Руси — обретение мощей

15 июля. Святитель Фотий Московский, митрополит Киевский и Владимирский

Обретение и перенесение честных мощей святителей Московских, митрополитов Киприана, Фотия и Ионы произошло 27 мая 1427 года во время строительства нового каменного Успенского собора в Кремле, при митрополите Филиппе († 1473; память 9/22 января) и великом князе Иоанне (1462‒1505). Успенский собор Московского Кремля, заложенный еще святителем Петром, сильно обветшал.

И когда фундамент нового собора, «в меру» Успенского собора во Владимире, был заложен и приступили к разборке полов старого храма, то обнаружились гробы прежде бывших святителей русских, преосвященных митрополитов Киприана, Фотия и Ионы.

Святитель Филипп I повелел звонить в колокола, собрались все бывшие в Москве архимандриты, протопопы и игумены, а также все священники московских церквей. Прибыли также великий князь Иоанн Васильевич с матерью и братьями, собралось множество жителей Москвы.

Воспев подобающие сему случаю псалмы, взяли сперва гроб митрополита всея России Киприана и поставили его на приготовленное место в новооснованном храме в особый ковчег на правой стороне, а потом взяли гроб митрополита Фотия и поставили на том же месте.

Священные одежды и омофоры, бывшее на святителях, оказались нетленными, несмотря на много лет со дня их кончины, ибо после кончины митрополита Киприана прошло без восемнадцати дней 65 лет, а после кончины митрополита Фотия без тридцати четырех дней 41 год.

По перенесении мощей святых Киприана и Фотия пришли ко гробу святителя митрополита Ионы, и когда немедленно после сего снята была с него крышка, то распространилось такое сильное благоухание, что все, стоявшие вокруг этого места, слышали его. При этом все увидели, что святые мощи святителя совершенно целы, только тело присохло к костям, одежды, в которые он был облечен, также целы и нетронуты тлением, а между тем после его кончины исполнилось тогда 11 лет и 2 месяца. Взяв гроб святителя, поставили его на верху земли с левой стороны храма.

Святитель Киприан, по происхождению серб (по другим источникам — болгарин) сначала подвизался иноком на Афоне. Своей благочестивой жизнью и образованием он обратил на себя внимание Константинопольского патриарха Филофея, который в 1375 (1376) году посвятил Киприана в митрополита Киева и Литвы.

На Константинопольском Соборе было постановлено: во избежание разделения русской митрополии «быть ему по смерти святителя Алексия митрополитом всея Руси». В Москве святитель Киприан терпел многие скорби от великого князя и потому первое время жил или в Литве, или в Константинополе. Лишь в 1390 г.

, при великом князе Василии Димитриевиче, он был принят как первосвятитель в Москве. Святитель Киприан явился мудрым и ревностным блюстителем Церкви Божией, ее чистого учения и установлений. Особенно много заботился он об упорядочении богослужения.

Для этого рассылал он по епархиям различные церковные чинопоследования и уставы, иногда написанные собственноручно, исправлял в богослужебных книгах замеченные ошибки, сам перевел с греческого языка служебник и писал наставления касательно богослужебной практики.

Среди этих забот не оставлял и литературной деятельности, памятником чего осталось несколько его по преимуществу исторических сочинений. По отзывам летописи, он был «всякаго любомудрия и разума исполнен, и вельми книжен, и духовен зело, и книг своею рукою писаше, и в молитвах часто упражняшесь, и в почитании Божественных Писаний». Скончался в 1406 году.

Святитель Фотий был родом грек. Еще в отроческие годы он поступил в монастырь и был постриженником старца Акакия, великого подвижника. В 1408 году, когда Фотий находился в Константинополе, встал вопрос о замещении русской кафедры после кончины святителя Киприана. Выбор патриарха Матфея пал на Фотия, известного своей ученостью и святостью жизни. 1 сентября 1408 г.

святитель Фотий поставлен в митрополита и через год прибыл на Русь. Полгода он провел в Киеве (сентябрь 1409 — февраль 1410), занимаясь устроением дел южных епархий Русской Церкви, входивших тогда в состав княжества Литовского, а точнее, как его называли, Литовского и Русского.

Святитель видел, что престол митрополита — духовное сосредоточие церковной жизни Руси — не может находиться в Киевской земле, все более попадавшей в зависимость от католической Польши. По примеру прежних русских митрополитов, перенесших свое местопребывание сначала во Владимир, а затем в Москву, митрополит Фотий в день Святой Пасхи 1410 года прибыл в Москву.

22 года подвизался святитель в многотрудном служении предстоятеля Русской Церкви. В тяжелых условиях войн, междоусобных браней, грабительских набегов татар он сумел высоко поднять духовное значение, материальную обеспеченность и благолепие храмов Московской кафедры.

Стараниями святого митрополита Фотия было восстановлено молитвенно-каноническое единство Русской Церкви: отдельная Литовская митрополия, учрежденная по настояниям князя Витовта для южных и западных русских православных епархий, в 1420 году была упразднена.

Вместе с этим он устранял многие беспорядки церковной жизни, неутомимо боролся с невежеством и пороками народа, с ересью стригольников и предотвращал междоусобия князей. Мудрый и высокообразованный пастырь оставил много поучений и посланий. Великим делом святителя было также составление под его руководством Общерусского летописного свода (ок. 1423 г.).

20 апреля 1430 года святой архипастырь был извещен Ангелом о предстоящей кончине и мирно почил о Господе в указанный ему срок, в праздник Положения ризы Богородицы, 2 июля 1431 года. Святитель Иона родился в городе Галиче в благочестивой христианской семье.

В двенадцатилетнем возрасте юноша принял постриг в одном из галичских монастырей, откуда перешел в Московский Симонов монастырь, где много лет исполнял различные послушания.

Однажды святитель Фотий, митрополит Московский, посетил Симонов монастырь и, после молебна преподав благословение архимандриту и братии, пожелал благословить иноков, исполнявших послушания на монастырских работах. Когда он пришел в пекарню, то увидел уснувшего от многих трудов инока Иону, правая рука утомленного инока была согнута в благословляющем жесте.

Святитель Фотий просил не будить его, благословил спящего инока и пророчески предсказал присутствовавшим, что «сей инок будет великим святителем земли Русской, приведет многих неверных к Истинному Богу и наконец будет поставлен пастырем и учителем самому царствующему граду Москве», и при жизни Фотия Иона поставлен был епископом в Рязань.

В 1431 году скончался святитель Фотий, и на Всероссийскую митрополию единодушно был избран святитель Иона. Посвящение его по благословению Константинопольского патриарха Григория III впервые совершено русскими архиереями в Москве.

15 декабря 1448 года святитель Иона вступил на митрополию и с архипастырской ревностью стал утверждать благочестие среди пасомых, словом и делом укрепляя православную веру в стране. И при своем высоком сане он по-прежнему не оставлял личных монашеских подвигов, при святителе Ионе вся Россия и северная, и южная (к сожалению в последний раз) — соединилась в церковном отношении и признавала одного первосвятителя — Московского митрополита. Святой Иона много содействовал укреплению юного государства, оберегал отечество от княжеских смут, старался об утверждении общего мира и подчинения всех единому великому князю. Много он потрудился на пользу Церкви. Многие храмы украшались на пожертвования святителя, честные обители получали от него подаяния; много бедных кормилось от щедрот святителя. Он заботился об уничтожении заблуждения унии и убеждал православных (особенно на юго-западе) с твердостью переносить гонения за веру. За свою святую жизнь он сподобился дара прозорливости и по его молитвам исцелялись тяжко больные. Блаженная кончина святителя Ионы последовала 31 марта 1461 года. При гробе святителя стали совершаться многочисленные исцеления. После него осталось 35 посланий; это — простые, чуждые риторства, отеческие наставления по поводу современных нужд.

Н. П. Розанов

1920Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, 20потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех.

Иудеи могли возразить по поводу приводимых апостолом мест Писания, что некоторые из этих мест относятся не к ним, а к язычникам. Апостол против этого довода указывает на то, что эти обличения все-таки имеются в законе или в книгах Ветхого Завета, которые написаны для иудеев, а не для язычников.

Что же отсюда следует? Ясно, что писатели этих книг хотели предупредить евреев, своих соплеменников, которым также угрожал суд Божий за грехи, коими они уподоблялись язычникам. И в евреях, таким образом, закон усматривал, может быть, только в зачатке, те грехи, какие существовали среди язычников. Весь мир — все человечество, как язычники, так и иудеи.

Виновен перед Богом, т. е. подпадает под суд Божий. Делами закона. Под этим термином апостол, несомненно, разумеет не одни дела обрядового закона (исполнение постановлений об очищениях и др.), но и внутренний, психические акты, какие совершались человеком усилиями его воли.

Иудей хотел сам, путем собственной духовной работы исполнить все многообразные заповеди Божии, составляющие содержание закона Моисеева. Он сам думал оправдать себя, своими личными усилиями, напряжением самодеятельности… Апостол смотрит на это стремление, как на нечто неосуществимое, — никакая плоть, — т. е.

ни один человек, как существо слабое, немощное (в силу наследственности греха), не может исполнить закон во всем его объеме (не оправдается пред Богом). Если что и дает иудеям закон, так это сознание печального факта его греховности и полной невозможности самому, своими силами выбраться из бездны греха (законом познается грех).

2126Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса. Начиная самую важную — положительную — часть своего послания, апостол в кратких и ясных словах указывает, что то оправдание, какого нельзя было получить через исполнение закона, дается Самим Богом, Бог дает его всем, кто уверует в Иисуса Христа, в искупление, Им совершенное. При этом апостол разъясняет, что в смерти Христовой, какую принял Христос за грехи всего человечества, Бог явил Себя, с одной стороны, строгим судиею человеческих грехов, с другой — милующим и спасающим людей.

Page 3

Источник: https://petrpavelhram.livejournal.com/852445.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.